Гадание на таро. Таро и анимизм

Таро и анимизм


источник: А. Кроули "Книга Тота"


Таро – Египетская колода

Это слово означает "Раздельное Имя". Имя – это Тетраграмматон, обычно оно произносится как Иегова. Это Верховный Владыка Четырех Элементов, из которых состоит вся Вселенная. В книге "Исход" есть три стиха (4:19,20,21), каждый из которых состоит из 72 букв. Если записать 72 буквы первого стиха в строчку, под ними буквы второго стиха задом наперед, а еще ниже – третий стих в нормальном написании, получится 72 колонки из трех букв каждая. Их читают сверху вниз, прибавляя окончания –ал или –ах для мужских и женских имен соответственно. Эти Разумы соответствуют квинариям Зодиака, то есть секторам по пять градусов в каждом, а также многочисленным ангелам, демонам, магическим образам, владыкам триплицитетов, вспомогательным ангелам и демонам и так далее. Все эти атрибуты изучать не имеет смысла, если вы не желаете войти в реальный контакт с одним из 72 разумов для определенной цели. Здесь об этом упоминается лишь для полноты картины; Таро потеряет свою жизненную силу для того, кто позволит его частностям увести себя в сторону.


Итак, Таро тесным образом связано с чисто магическими Искусствами Призывания и Вызывания. Под Призыванием подразумевается устремление к высочайшей и чистейшей форме той части самого себя, которую желательно привести в действие.

Вызывание – процесс гораздо более объективный. Он не предполагает полной симпатии. Ваше отношение к вызываемому Существу может быть даже враждебным – по крайней мере, на поверхности. Конечно, чем дальше вы продвинулись в посвящении, тем меньше в вашем сознании враждебности. Итак, чтобы понять любую карту Таро, нужно на миг полностью отождествиться с ней, и один из способов сделать это – заставить или вынудить Разум, управляющий данной картой, проявиться для чувственного восприятия. Ибо, как уже объяснялось, в древней теории Вселенной был тезис о том, что каждый объект в Природе обладает духом–защитником. Вообще говоря, это не относилось к рукотворным объектам, но были и исключения – например, боги Очага, Порога и т п. или ангелы (духи), предположительно интересовавшиеся чьим–то мечом или копьем. Об особенно мощном оружии нередко рассказывали, что оно вообще не было изготовлено человеческими руками, но выковано в вулкане или в стране фей и таким образом наделено сверхъестественными силами. У некоторых знаменитых мечей были собственные имена и к ним относились как к живым существам, такой меч запросто мог улететь в окно, если его владелец слишком долго развлекался вместо того, чтобы убивать людей.


Вполне естественно, что в те времена, когда идеи, представленные в графической или письменной форме, были доступны пониманию лишь избранных, когда само Письмо считалось магическим, а Книгопечатание (как таковое) – изобретением Дьявола, люди относились к иероглифам как к живым существам, обладавшим собственной силой. Возможно, и по сей день в шропширской глуши есть дома, где, если вы положите какую–нибудь другую книгу поверх Семейной Библии, вам навсегда укажут на дверь. Неодушевленным предметам повсюду приписывается автоматическое воздействие; пример – подковы на дверях. Есть целый класс таких суеверий. Происхождение многих из них до сих пор не получило удовлетворительного объяснения. Невежественны, например, попытки связать нелепую идею о тринадцати сидящих за одним столом с Тайной Вечерей. (Между прочим, те тринадцать наверняка тогда собрались за столом не в первый раз.)


Действительно же примитивные суеверия объяснить еще труднее. Вероятнее всего, они возникали из–за ненаучной привычки (чрезвычайно распространенной среди людей науки) делать обобщения, имея очень мало фактов. Где–то могло так совпасть, что несколько раз подряд за короткий промежуток времени люди, выезжавшие на охоту в полнолуние, погибали. Вступило в действие старое заблуждение и в деревне сделали вывод: "Выезжать на охоту в полнолуние – к несчастью". Это суеверие набирало силу, передаваясь из поколения в поколение, благодаря ментальной лености, и никто его не опровергал, поскольку Табу делало повторение исходного совпадения невозможным. А если бы нечто подобное случилось в новолуние, возникло бы новое суеверие, и к настоящему времени сложился бы уже целый комплекс табу, связанных с луной. Вот один недавний случай. Покойный С. Л. М а т е р с в 1898–1899 годах издал, частным образом и небольшим тиражом, перевод манускрипта под названием "Священная магия Абрамелина–Мага". Книжку купили несколько сот человек. В одной группе покупателей, находившейся под его личным присмотром, всех, или почти всех, постигло несчастье. Через год говорили, что эту книгу опасно держать у себя на полке.

Выдержала бы эта теория статистический анализ? Кто знает? Но вот что любопытно: в 1938 году один забытый экземпляр книги, спрятавшийся на самой дальней полке, был извлечен на свет. На всех, кто в этом участвовал, и на их близких знакомых немедленно посыпались беды. Но кто может знать наверняка?


Таро – колода Райдера–Уайта

Викторианская наука, воодушевленная своей победой над супернатурализмом, вполне справедливо объявила Неизмеримое "за рамками дозволенного". Это верно практически, и это было необходимо стратегически для развития наступления науки. Но, ограничив свой диапазон, наука затормозила самое себя. Она обнажила свой фланг для опаснейших атак со стороны Философии. Затем, особенно в сфере математической физики, свои же генералы науки и предали ее догматизм. В сущности, Наука сегодня гораздо более загадочна, чем самые туманные спекуляции Лейбница, Спинозы и Гегеля. Современное определение Материи очень близко к определению Духа, данному такими мистиками, как Рюйсбрук, Бёме и Молинос. Идея Вселенной в уме современного математика странным образом напоминает восторги Вильяма Блейка.


Но мистики совершенно напрасно в своем благочестии полагали, что их мистерии слишком священны для анализа. В них стоило бы привнести идею Меры. Именно это и сделали маги и каббалисты. Сложность заключалась в том, что единицы измерения были чересчур гибкими, чтобы не сказать – умозрительными. Их определения были столь же циркулярными, но не более трудноуловимыми, чем определения современных физиков. Методы магов и каббалистов были эмпирическими, хотя они и боролись за их аккуратность, насколько позволяло отсутствие точных мер и стандартного научного аппарата – ведь никакой истинно научной теории еще не было сформулировано.


Но успехов было много. Все зависело от индивидуального мастерства. Не лучше ли в болезни довериться прирожденному врачу, чем лабораторным экспертам из Бэттл–Крик?

Одно из величайших различий между древней и современной химией заключается в идее алхимиков о том, что любое вещество в своем естественном состоянии является, так или иначе, живым. В наше время упор делается на измеримость. Можно пойти в музей и увидеть ряды стеклянных шаров и колб со всеми веществами, из которых состоит человеческое тело. Но эту коллекцию трудно назвать человеком. И она совершено не объясняет различия между Лордом Т о м н о д д и и Биллом Сайксом. Химики девятнадцатого столетия немало потрудились над анализом опиума и выделением его алкалоидов – так ребенок разбирает часы, чтобы посмотреть, почему они тикают. Они достигли успеха, но результаты были не очень–то благотворными. Морфин обладает гораздо более сильным и быстрым гипнотическим воздействием, чем опиум, но это очень опасный наркотик, от которого можно и умереть. Эффект морфина видоизменяется под влиянием других двадцати с лишним алкалоидов опиума. Опьяняющее воздействие алкоголя тоже зависит то того, употребляете вы его в коллекционном вине или в синтетическом джине. Еще более удивительный пример дает нам Венесуэла, где пешие гонцы жуют листья коки, покрывают сто миль в день, а затем отсыпаются. У них не бывает плохих реакций на коку и не возникает привыкания. Кокаин же – совсем другое дело. Адепты Таро сказали бы в этом случае просто: "Мы живые, и растения тоже живые, поэтому мы можем быть друзьями. Убивая растение, ты навлекаешь на себя неприятности".


Все это мы пишем для того, чтобы похвалить тех, кто систематически создавал Таро и пользуется им, их методы общения с Природой, их экспериментирование без желания сделать все побыстрее. Они склонны неделями и месяцами выдерживать алхимическую смесь под лучами Солнца или Луны, полагая, что быстрое кипячение все испортит. Они говорят: процессы Природы медленны, будем же подражать им! Для таких взглядов были достаточные основания. К таким заключениям приводит опыт. Считайте это введением в самый важный для понимания Таро тезис. Каждая карта – это, в каком–то смысле, живое существо, и она состоит со своими соседями в отношениях, которые можно назвать дипломатическими. Ученик Таро должен из этих живых камней построить свой живой Храм.





© www.astrocentr.ru 2005–2016
Гадание на таро. Таро и анимизм